Главное подготовить… к просмотру «Вия»

                                                    Это был обыкновенный день мая. Прозрачный, прохладный.  Дети в школе. Ушли в поход с учителями, и ничего опасного мне не снилось. Жили мы в Добрынском. Два километра  до Лемешков , где я работала директором дома культуры. И три до  Боголюбово, где мы с Наташей и Серёже занимались скрипкой. Я  много слышала о том, что плохие новости нельзя сразу человеку говорить, нужно его подготовить.                                                              Влетает Алеша, он учился в четвертом,  и говорит:                                                            — Мама, ты только не пугайся, Серёжке палец оторвало.                                          Следом появляется Наташа первоклассница, они с Сергеем двойняшки, и с ужасом сообщает:                                                                                                                                 — Мама, ты только не волнуйся, Серёжке руку оторвало.

Ноги у меня отказали, не идут никуда. Появляется учительница и говорит, что Серёжа напоролся на сук, видимо,  когда падал с дерева.  Сквозь мышечную ткань видно косточку.

Скорая пришла мгновенно. Муж Николай и Сергей уехали. Идти не могу, ползу до кровати, меня подготовили, обычно я очень хорошо собираюсь в критической ситуации, профессия приучила, на дискотеках с молодёжью всякое бывает.  А здесь меня подготовили, воображение чего только не рисовало.

Два часа я спала, как убитая. А потом поехала на работу, где в моём сельском доме культуры шёл «Вий.» Мои тоже были там, заштопанные, спокойные.

И в тот момент, когда высунулась рука то ли Вия, то ли ещё кого из нечисти, я кричала так, что все зрители в зале  встали посмотреть, кто это такой трус, а когда увидели, что это их Юрьевна, засмеялись. Своя.  Значит не только им страшно.

11.02.2012 года  Нармонка.  Александра Серова.

Школа «Твой Старт»

«Войны и мира» могло не быть!

Великий роман «Война и мир» мог не появиться на свет из-за маленькой оплошности подростка. Недалеко от Казани есть небольшое село Паново.  И в нём от  дома опекунов Юшковых  шла  аллея из лип и акаций.. Она упиралась в озеро, с островом посередине. На котором был даже ручной медведь. И в один из приездов из Казани, молодой человек граф Лев Толстой решил показать себя перед барышнями. Нырнул в озеро и, что-то у него не получилось, стал тонуть. Рядом сено убирали бабы, они то и спасли бедолагу.

Этот факт мало кому известен, потому что это на краешке биографии.

Часто проходя летом по ягоды, осенью по грибы, я даже не догадывалась, что хожу по тем же местам,  по которым ходил Толстой. И умиления особого тоже нет. Но есть наше дремучее незнание, чего очень важного, связанного с этим местом.

Я его не люблю.

Было гораздо лучше когда я о нём знала мало, а когда узнавала ближе, хотелось плакать навзрыд. Но после было ощущение, как от холодной колодезной воды.

Как из того колодца, что стоит недалеко от дороги, единственная что может помнить Толстого. У воды хорошая память.

Дерзость подходить близко к великим.

«Ежели бы мне сказали, что я могу написать роман, которым я установлю кажущее мне верным воззрение на все социальные вопросы, я бы не посвятил и двух часов труда на такой роман, но ежели бы мне сказали, что то, что я напишу, будут читать теперешние дети лет через двадцать и будут над ним плакать и смеяться и полюблять жизнь, я бы посвятил ему всю свою жизнь и все свои силы» ЛевТолстой.

 

Паново. И всё таки п а н о в е!

Хорошо сказано у Ольги Ильиной «канун восьмого дня:» Когда Господь совершил всё дела, и решил один день сделать днём отдыха..
Очень волновалась перед поездкой в епархию Прошло, по-моему, всё очень буднично. Молоденький отец Дмитрий, весь в черном, часть его слов нужно записать.(опять кусок золота нашла)  Родом, мы из Панова. Я пра-пра-пра родственник тому Федору Петухову, который поставил часовню. Род  Петуховых то ли в 16, то ли в 17 веке пришел сюда из Польши.
Вот оно недостающее звено. А как просилось. Панове… Паново. Ссыльные поляки с помещиком приехали.
А мы ещё родственники Габишеву, Ивану Яковлевичу. Вот сейчас как раз про него читаю. Фамилия татарская,  Габит.  По моему по этой линии  крепостные были из Ясной Поляны.
Вот вроде всё.

Я в реке голубой…

Я  в реке голубой

Полоскала бельё,

Я его по реке отпускала.

Вот рубашка плывет,

Пусть плывет и плывет,

В ней не раз я тебя обнимала.

Мне б рубашку ту взять,

Крепко к сердцу прижать,

А она всё плывёт от воды голубая.

Только эти глаза,

Что прозрачней ручья,

Полюбили, наверно, другую.

*Помнишь звездной зимой,

Целовал ты меня,

И снега расцветали, как в мае.

А вот этой весной,

Полощу я белью

И на теплом ветру замерзаю.

Мне б рубашку ту взять,

Крепко к сердцу прижать,

А она всё плывёт от воды голубая.

Только эти глаза,

Что прозрачней ручья,

Полюбили, наверно, другую.

Мне б скрутить рукава,

Крепко к  сердцу прижать,

А она всё плывёт от воды голубая.

Только эти глаза,

Что прозрачней ручья…

Так плыви и плыви

По реке голубой,

Возвращать я тебя не желаю.

Александра Серова.

Язык — мой друг.

Язык — мясистый снаряд во рту, служащий для подкладки зубам пищи, а также для словесной речи…  В.И.Даль.

Слова, как птицы с утра гнездятся во рту. И мне нужно их обязательно проговорить. Язык не чувствуешь, кажется, что слову нет преграды, оно сливается с мыслью. Легко. Нормально. Но стоит слова переводить в символы и всё. Все опаздывает  и рука, что пишет ручкой, и слова, что вяжутся пальцами на компьютере, и строчки. Всё медленно, мысль мгновенна. Язык балласт.

А что он делает, если ему не нравятся люди? Он становится ядовитой змейкой. Не всегда ждёт ответ. Его не надо. Он уже ужалил. Язык грозное оружие.  А  рунеты?.  Великий Даль отдыхает. .Блеск! Вот где язык не только снаряд, но пуля, стрела с ядом курах ары. Но за каждым словом бьётся мысль.

А пословицы: слово не воробей, вылетело не поймаешь.

Или мамино любимое выражение: на языке мёд, под языком лёд.

А когда влюблён? Слово пробуешь на вкус, на цвет, на звук, на запах.

А стихи? Каким образом знакомые слова создают удивительную музыку , сотканную из образов?

«Покусывают лягушки упругую ткань молчанья,                                                                 по ней зелёным горошком рассыпано их верещанье.»                                                Какой же это мясистый снаряд? Это комариный писк, и вечерний концерт головастиков. Это я в «вечерней жалобе». Велик Господь, это под силу только ему.

Дух финно-угорского племени

Дух финно-угорского  племени.

У меня есть привычка гулять. И я хожу за село, к реке. Особо примечательного ничего

нет, и все тропинки изучены и знакомы.

Вот и вчера я пошла, гулять, взяла свою собаку лайку Бима, отстегнула от цепи. Он несказанно обрадовался. Градусов 17 морозца, ветерок вроде, как с боку.

Проходя, мимо дома соседки, я прихватила ещё Фунтика. Это новая собачка на нашей улице от соседей напротив. Очень похожа на своё имя: маленькая, шустрая, деловая. Не важно, что она вместе с ушами и усами сантиметров сорок. Но такая, важная, что приходится также важно к ней относится. Ну и Джек, конечно.  Щенок, черный с белым , и по белому черные крапины.

С Джеком мы стали друзья, после того, как соседи уезжали в Египет, а нам, вернее внуку, доверили присмотреть за щенком. И глубокой ночью, он так скулил, что пришлось идти и гладить ему животик, а потом и вовсе он переселился в наш двор до приезда соседей.

Вот такая компания, идем гулять. Бим впереди, затем Джек и  деловито катится Фунтик. Солнце заливает снежную равнину лугов, идем по лыжному следу  и следу  снегохода. Солнышко греет, ветер царапает лицо, набрасываю капюшон. Благодать, хорошо. Под снегом угадывается река, туда дальше, глаза выхватывают стайку берез, на горизонте Паново, часовня, а дальше Пановская гора. За спиной Нармонка. Всё как всегда. Подходим на уровень реки, я уже представляю, как спустимся на тропинку,  что идёт по руслу, и там не будет ветра. За нами хотел ещё идти Тарзан, но они рычали с Бимом друг на друга, и я развернула снежками его в другую сторону.

Почти доходим до реки и вдруг,  Бим разворачивается, и начинает рычать на Фунтика, толкать носом, оскалился, того гляди укусит. Тоже самое,  проделывает с Джеком. Вид у добродушного пса непривычный: шерсть дыбом, весь взъерошенный, дрожит. Не видела я его таким. Собаки послушно развернулись и пошли за ним в сторону дома. Доносится противный лай собаки, думаю, может где-нибудь  дикая стая собак, чего испугался Бим? Вглядываюсь, вижу только Тарзана, по лаю понимаю, что он, видимо,взял след и гонит зайца. Но это не опасно.

Оглядываюсь по сторонам, все спокойно. Бим стоит далеко впереди, и выжидательно смотрит. Я тоже разворачиваюсь и иду в сторону дома. Странно. Что это могло быть. Есть тут, недалеко от того места, где зарычал Бим, захоронение, но оно древнее. Как сказал, знаменитый археолог при раскопках, которые проходили лет семь назад, что  это финно-угорское захоронение и ему  полторы тысячи лет.

Это он определил по бусам, которые в то время делали только в причерноморье.

Может дух финно-угорского племени   вышел погулять, и Бимка его увидел ,и никого из нас не пустил?

Бим.  Вот что  пишут о нашей собаке Наталья и Александр Берегини: « Это исконно русская собака – лайка. Они умны до гениальности, но и ленивы до безумия. Она воистину русская по природе – способна жить в любых условиях, ленива, но общительна и любит коллектив. Смела, т.к. уверенна в себе, по силе не уступает волку. Так же, как волк, может иногда становиться оборотнем. В отличии,  от волка зла людям не несёт.»

Фунтик. Народная примета гласит: «Подобрать дворняжку — подобрать счастье».

Александра Серова 7.02. Нармонка.

 

Полянский Василий Ипатович

                   Полянский Василий Ипатович       

«Однажды к нему в деревню приехал один из казанских знакомых, только что вернувшийся с Макарьевской ярмарки.                                                                             — Вот смотри, что я тебе купил, — сказал он и расчехлил ружьё,-хочу тебе подарить.  Василий Ипатович взял в руки ружьё и изменился  в лице. На стволе было выгравировано  В.И.Полянский. Это было то самое ружьё, которое он утерял во время своего «образовательнного» путешествия по Европе. Ему стало плохо, он слёг и через три дня, как и предсказывала старуха-гадалка, умер. Случилось это в 1800году.                                                                                    ,Пожалуй начнём. Впервые это имя мне попалось  в концепции по созданию музея Л.Н.Толстого у Елены Карташовой — Полянский. Застряло только то, что фамилия необычная. Затем я это слышала от Гуревича Юрия Вульфовича, который говорил мне:

— Юрьевна, ну  зачем тебе ехать в Москву, что она тебе даст эта стажировка? Про Пановских жителей  я сам тебе всё расскажу.. Потом привез Стеряков Николай  Васильевич от А.М. Елдашева статью, там тоже был Полянский.

Затем была книга «Массоны России»  И вот эмоциональный Леонид Девятых. Он и так шёл на шажок вперед: я про Нармацкого, и он про него.. Я про Полянского, а  у него уже напечатано Ему-то яркая историческая личность, а мне земляк. Прелесть.!                                                                                                     И вот сложилась почти полная картина жизни прелюбопытнейшего человека,  жившего в сельце Паново,- Полянского Василия Ипатовича.  ( у  меня такая щенячья радость, не знаю даже как сказать)                                                                       Паново на сегодняшний день это несколько домиков коренных жителей, а остальные дачники. И раньше на подходе к Пановской горе, где мы собирали грибы, ягоды, травы — стояла стена репейника. Поверьте, нигде такого буства этого растения я не видела. Моё любопытство росло, факты собирались.                                                                                                                          — Володь, скажи откуда это село-то взялось? — спрашивала я у местного жителя Володи Фадеева.                                                                                                       — От куда, от куда? Барин в карты выиграл.    Осталось найти барина, кто бы это мог быть.                                                             Из статьи Леонида Девятых.           » У меня, в моей обители, гостит один из Ваших поданных из Казанского царства — г. Полянский… Это человек очень развитый и добрый, сердце которого искренне предано Вашему Величеству» (из письма Вольтера Екатерине 2-ой).                 Василий Ипатович родился в семье казанских дворян в 1742 году. Получил по тогдашнему обычаю, неплохое домашнее образование и решил посвятить себя воинской службе. Будучи офицером, сумел, служа в Сибири отличиться, да так, что об этом узнали при Высочайшем дворе. Василий Полянский был принят при дворе, всячески обласкан, а когда императрица узнала, что молодой офицер имеет «сильное желание образовывать себя», то устроила ему за казённый счет образовательное путешествие за границу. В мае 1771 года он посетил знаменитого ниспровергателя авторитетов, выдающегося французского философа-просветителя и писателя Вольтера. Большеголовый, «росту не выше двух аршин и двух вершков» (чуть больше полутора метров), живой характером и умный, Василий Ипатович очень понравился Вольтеру, о чём тот и от писал российской императрице. Между Полянским и Вольтером завязалась дружба и последний предложил новому приятелю бывать у него во всякое время, чем и пользовался весьма охотно Василий Ипатович.»                                                                                             Настроение у меня было скверное, поиски в Казани ничего не дали, встреча с историком тоже ничего не дала. Он смотрел на меня, как на букашку, приколотую булавкой, не хватало маленькой капли, и зайдя в отдел   редких книг, я сказала работнику этого отдела:                                                                                                                          — — -Если вы мне не покажите хотя бы одну книгу из библиотеки Полянского, то я так буду реветь, что вы меня не сможете успокоить.                                            Она засмеялась, спасибо ей и дай Бог здоровья, провела меня в читальный зал.  Открыла передо мной фолиант, книга громадных размеров, руки в белых перчатках разворачивают гравюру, размером более метра, на которой облака, красивая девушка в лодке и 1714 год.  Могла она быть в Паново или всё время находилась в Казани , я не знаю, но Полянский, который был в Паново, держал эту книгу, он оставил на ней свой энергетический след.

         Из статьи Л.Девятых.  «Наталья Ипатовна Юшкова, сестра Полянского, мать великого множества сыновей и дочерей. Надежда Ивановна Юшкова одна из дочерей Натальи Ипатовны, умерла старой девой. ханжа и некрасива собой.Старожилы до сих пор сохранили в памяти стихи какого-то Кондратовича, в которых упоминается о ней весьма нелестным образом:             «- нанавозе,  близь казани живут три сестры поганки мерзкие собой. Из них Наденька горбата Свела нашего прелата (архиепископа Амвросия Протасова) с Катенькой сестрой» Вот эта  Наденька и передаст портрет Вольтера с автографом 1-ой мужской гимназии.

На обратном пути в Росию Полянский проезжал какой-то немецкий городок и увидел около одного дома несколько экипажей:                                                                 — Кто тут живет?- поинтересовался он. — Знаменитая ворожея-предсказательница,- ответили ему.  И Полянский ради интереса зашёл к ней. Старуха-гадалка разливала кофейную гущу и по ней предсказывала своим посетителям будущее. Внутренне  посмеиваясь, Василий Ипатович спросил ворожею                                                                                                                                  — Найдётся ли пропавшая у него вещь? (незадолго до этого у него пропало ружьё). -Найдётся, — ответила гадалка, разлив кофе,- но не скорее, чем за три дня до смерти. Василий Ипатович рассмеялся и поехал дальше. И совершенно забыл о предупреждении»                                                                                                                 Из рассказа Ю.В.Гуревича следовало, что Полянский был очень образованным  и сельцо Паново подарил своей сестре Наталье Ипатовне, которая вышла замуж за Юшкова Ивана и родила 9 человек детей, среди которых был Владимир Иванович, который в последствии вместе с женой  Пелагеей Ильиничной станут опекунами детей Толстых. Но вернёмся к Полянскому.                                                                                                                           » Видные способности, -писал биограф Полянского  П.А.Пономарёв в 1906году, трудоспособность, солидное образование, дружба с Вольтером, благосклонность императрицы — всё это подавало надежды на быструю и блестящую карьеру. Однако вышло иначе. Причиной тому была, конечно, женщина.»                                                                                                                              Я только добавлю, что их будет не одна. Меня поразит то, что при столь маленьком росте, он пользовался бешеной популярностью у женщин.

(1 февраля 2012 года. на данный момент я в растерянности, дальше описывать его похождения или пусть сами ищут про него)

Очень интересная личность, очень. И что  такое 212 лет со дня его мистической смерти.Есть версия, что Лев Николаевич Толстой отправит Пьера Безухова в  масоны,используя знания о своём родственнике Полянском В.И  (В.И Юшкову он приходился дядей). Место пересечения двух личностей — Паново.

У Леонида Игоревича Девятых я взяла разрешение на использование его материалов.

Александра Серова.  Нармонка.



»





 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обо мне, хорошенькой

Коротко: мне летом 62 ! в Америке , Испании ещё не была.

На данный момент учусь с о школой «твой старт» владеть сайтом. Дали огромный импульс к творчеству. требуются статьи, статьи, статьи.

Что умею делать: дружить. печь пирожки. любить, влезать во всякие истории.

Недостатки: любопытство и наивность. ну ещё люблю хвалиться. лениться, болтать.

Моя т а й н а : я знаю дорогу д о м о й. свою дорогу домой.

Хорошенькая, конечно. не обязательно слушать зеркало, оно покажет…

я так и знала

Я так и знала.
Иду я в Астраханку. Вернее метров сто осталось до поворота в улицу Самовольевка и вдруг меня пронизывает страх. Время часов 6-7 вечера, солнце во всю, ни ветерка, август.
Всё мое сознание превращается в страх, тело, как пружина, готовое сорваться и бежать.
Мне где-то за тридцать пять, я уверенная, сильная женщина. В чертовщину не верю.
Оглядываюсь по сторонам и вижу… В зарослях рыжего бурьяна, рыжую собаку. Она сливается с бурьяном, долю секунды мне хватает, чтобы охватить её всю сразу.
Рыжая  со слегка черной холкой и глаза… желтые, не мигающие. Я останавливаюсь, в упор смотрю на неё, вся покрываюсь потом, отворачиваю голову и дохожу до заветного проулка, а затем захожу на улицу Браша,  к дому свекра и свекрови.
До сих пор помню этот страх. Что это было?
— Были у нас оборотни, были,- посмеиваясь надо мной, говорит мама. А сама на меня смотрит внимательно: типа тебе-то что бояться, ты сама колдунья.
Когда-то я имела неосторожность сказать, что купила книгу « чёрная и белая магия».
Она мне очень понравилась, и я все понимала, когда читала, но стоило закрыть книгу, я всё забывала. Я, конечно, рассказала свекрови про это сокровище, не догадываясь о последствиях.
Доходило до курьёзов. Прошло  немало  лет, я пришла к ней домовничать из Нармонки в Астраханку. На автобус с доярками опоздала, притемнело, когда дошла до заветного дома. Мама закрылась везде: из сеней, и со двора. Я стучалась, она не слышала. Я решила попробовать через двор, поставила лестницу, забралась на крышу сарая. Мама ходит по двору, загоняя кур, гусей на свои места. Кричу с верху:
— Мама, открой дверь-то.
Она не спеша идёт открывать ворота.
— Мам, а куда ты пошла?
-Дверь открывать.
-Мам, но я – то здесь.
Она поднимает глаза, видит меня на крыше и произносит свою коронную фразу:
— Я так и знала.
То есть, я только что прилетела и крыша сарая моё излюбленное место!  Я засмеялась, спустилась по той же лестнице, потом убрала её в другое место, зачем разрушать миф, о том, что я колдунья.
Но кто же это был в кустах бурьяна, залитых предзактным  солнцем?
Домой я тогда возвращалась с другом Николая Саней Чилимовым.  Александра Серова.
10  декабря 2011 года. (Перепечатала из тетради с ромашкой  29 01. 2012 года Нармонка).

Ну, что дружок.

20 января.
Кеше, блудному попугаю, А так же Феде,  и Никите.
Ну, что, дружок?
Ну как снежок?
И как сосульки с крыши?
И не скучает ли сугроб,
Тебя нигде не слышно.
Над снегом голос не звучит
Весёлый,  очень звонкий.
И с горки кто-то не летит,
Крича:- «уйди в сторонку!»
Под одеялом кто лежит?
Кого трясёт, как листик?
И кто на градусник глядит ,
И просит лоб потрогать.
А было очень хорошо:
Снежок! Сугроб! Сосульки!
Ну, что, дружок, лечись, дружок,
И пей свои пилюльки.
Мораль сей вещи такова:
Чтоб не болела голова,
Не покраснело горло,
Наверно, папочке пора ремнем,
Пройтись по мягкой попке.
Бабуля Саша